понедельник, 29 апреля 2013 г.

"...жизнь есть не что иное как хаос..." .


Весна - это не только пробуждение и цветение природы вокруг, ещё просыпаются многие вопросы не нашедшие свои ответы в прошлом и без которых шаг  вперёд  не сделаешь.

Потянуло меня на философию и размышления, да вот такое бывает со мной иногда, я спокойно к этому отношусь. Это пройдёт через некоторое время.

А пока ...



Отрывок Борис Акунин. "Коронация, или Последний из романов".


.... Слева  неспешно  проплывали  луга  и  огороды;  за  ними  белели  стены
Новодевичьего монастыря, по правде сказать, успевшего мне изрядно  надоесть.
Справа же поднимался высокий  лесистый  берег.  Я  увидел  белую  церковь  с
круглым куполом, элегантные беседки, грот.
    - Вы видите перед  собой  Воробьевский  парк,  разбитый  по  английским
образцам  и  имитирующий  естественность  п-природного   леса,   -   голосом
заправского гида рассказывал Фандорин. - Обратите внимание на висячий  мост,
перекинутый вон через тот овраг. Точно такой мост же  я  видел  в  Гималаях,
только сплетенный из стволов бамбука. Правда, там под ним  был  не  овраг  в
двадцать саженей, а д-двухверстная пропасть. Впрочем, для падающего вниз сия
разница несущественна... А это что такое?
    Он нагнулся и извлек из-под скамейки  немудрящую  удочку.  С  интересом
рассмотрел ее, потом повертел головой туда-сюда и с радостным возгласом снял
с борта зеленую гусеницу.
    - Ну, Зюкин, на удачу!
    Закинул в воду леску и почти сразу  же  вытянул  серебристую  плотвичку
размером в ладонь.
    - Каково, а? - возбужденно воскликнул Эраст Петрович, суя мне  под  нос
свою трепещущую добычу. - Нет, вы видели? И  минуты  не  п-прошло!  Отличная
примета! Вот так же мы выудим и Линда!
    Ну просто  мальчишка!  Хвастливый,  безответственный  мальчишка.  Сунул
мокрую рыбину в карман, и карман зашевелился, словно живой.
    А впереди уже показался знакомый мост - тот самый,  что  был  виден  из
окон Эрмитажа. Вскоре я разглядел за кронами деревьев и саму  зеленую  крышу
дворца.
    Фандорин отвязался от бревна. Когда плоты проплыли мимо, мы взяли  курс
к правому берегу и четверть часа спустя оказались у ограды Нескучного сада.
    На сей раз я преодолел это препятствие  без  каких-либо  затруднений  -
сказался накопившийся опыт. Мы углубились подальше в чащу, но приближаться к
Эрмитажу Фандорин поостерегся.
    - Тут уж нас точно искать не станут,  -  объявил  он,  растягиваясь  на
траве. - Но все же лучше д-дождаться темноты. Хотите есть?
    - Да, очень хочу. У вас есть какие-нибудь припасы? - с надеждой спросил
я, потому что, признаться, в животе давно уже подсасывало от голода.
    - А вот. - Он вынул из кармана свой улов. - Никогда не пробовали  сырую
рыбу? В Японии ее едят все.
    Я, разумеется, отказался от такой немыслимой пищи и не  без  отвращения
посмотрел, как Эраст  Петрович  с  аппетитом  уплетает  скользкую,  холодную
плотву, изящно вынимая и обсасывая мелкие кости.
    Завершив эту  варварскую  трапезу,  он  вытер  пальцы  платком,  достал
спички, а откуда-то из внутреннего кармана вынул и сигару. Тряхнул коробком,
удовлетворенно сообщил:
    - Высохли. Вы ведь не курите?
    С наслаждением затянулся, положил руку под голову.
    - Какой у нас с вами п-пикник, а? Хорошо. Истинный рай.
    - Рай? - Я даже приподнялся - такое меня  охватило  возмущение.  -  Мир
рушится у нас на глазах, а вы называете это "раем"? Качаются устои монархии,
невинный ребенок замучен злодеями, достойнейшая из женщин, быть может, в эту
самую минуту подвергается... - Я не договорил, потому что не все вещи  можно
произносить вслух. - Хаос - вот что это такое. На свете нет ничего  страшнее
хаоса, потому что при  хаосе  происходит  безумие,  слом  всех  и  всяческих
правил...
    Я зашелся кашлем, не досказав мысль до конца, но Фандорин меня понял  и
улыбаться перестал.
    - Знаете, Афанасий Степанович, в чем ваша ошибка? - устало  сказал  он,
закрывая глаза. - Вы верите, что мир существует по неким правилам, что в нем
имеется смысл и п-порядок. А я давно понял: жизнь есть не что иное как хаос.
Нет в ней вовсе никакого порядка, и правил тоже нет.
    - Однако сами вы производите впечатление человека с твердыми правилами,
- не удержался я от шпильки, взглянув на его аккуратный пробор,  сохранивший
безукоризненность, несмотря на все приключения и потрясения.
    - Да, у меня есть правила. Но это мои собственные п-правила, выдуманные
мною для себя, а не для всего мира. Пусть уж мир сам по себе, а я  буду  сам
по себе. Насколько это возможно. Собственные правила,  Афанасии  Степанович,
это не желание обустроить все мироздание, а попытка хоть как-то организовать
пространство, находящееся от  тебя  в  непосредственной  б-близости.  Но  не
более. И даже такая малость мне не слишком-то удается...  Ладно,  Зюкин.  Я,
пожалуй, посплю.
    Он повернулся на бок, подложил под  щеку  локоть  и  немедленно  уснул.
Невероятный человек!

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...